Свет и Тьма

 – День падет перед ночью!

– Но после придет рассвет – и победит тьму.

Мир был мертв и неподвижен в непроглядной темноте. Ни звука, ни отблеска, только тысячи миль мертвого мрака во все стороны. Он весь, целиком был побежден и захвачен тьмой – и словно умер в ее тяжких объятиях. Но вдруг в самой высшей точке небесного свода вспыхнул Свет. Он разгорелся там, как новое солнце, и ринулся вниз, к земле. Поток света рассек темное небо, словно сияющий меч.

 

Первая волна обрушилась на вершину огромной горы, и озарила ее, сметая покровы мрака. Стало видно, что горные пики облепили целые легионы крылатых демонов. Исполинские змеи обернулись чешуйчатыми телами вокруг склонов; гротескные, чудовищные твари вгрызлись в самое тело гор. Свет яростно сметал их всех – тысячи сияющих копий и лучей-мечей рвали темных созданий в клочья, и тьма в панике отступала перед натиском света.

На острие белого меча сияла ярчайшая точка: крошечная, она, тем не менее, была самим средоточием Света. И те, кто отважились взглянуть в сияние, увидели воительницу с мечом в руке. Крылатая ангельская фигура возглавляла все воинство света. Грозные лики ангелов, ровные ряды наконечников и клинков сверкали у нее за плечами и множились, теряясь в небесной дали.

– Я привела сюда свет, который очистит мир от мрака! – воскликнула женщина, и голос ее прогремел, сотрясая горы. Белоснежные армии воинственным кличем поддержали ее слова, и весь мир содрогнулся от их мощи.

– Начнем танец, Демон, – прошепала она, и, распахнув свои крылья, двинулась вниз. И легионы тьмы бежали прочь.

 

Ривен сражала одну уродливую тварь за другой. И спускаясь по склону великой горы, повсюду встречала следы ужасной битвы. Тьма сломила и поработила весь мир, и теперь, когда свет наконец вернулся, с каждым шагом становились видны все новые разрушения и жертвы.

Мужчина в изломанных доспехах лежал на камнях, безжизненный и серый, с печатью смерти на лице. Он едва дышал, когда Ривен подступила к нему. Блики света от ангельского меча упали ему на лицо, мужественное и суровое, осветили родимое пятно в форме птицы у воина на щеке.

Губы его шевельнулись, и рыцарь вымолвил с отчаянием:

– Тьма всесильна… А ведь мальчишкой я верил в победу порядка….

Ривен коснулась его сияющим крылом.

– Тьма всего лишь отсутствие света, – убежденно возразила она. – Освети тьму, и она тут же исчезнет! Смотри, как отступают легионы хаоса. Найди в своей душе веру, и ты вернешь себе жизнь.

Умиравший поверил ей, и в его глазах снова блеснула воля. Свет окутал его, словно плащ, и Ривен смотрела, как кровь втекает обратно в израненное тело, как он наливается жизненной силой, встает сначала на одно колено, а потом на ноги, поднимая свой упавший меч. Смерть отступила, и воин с яростным криком бросился в бой, в самую гущу превосходящих сил врага.

Ангел улыбалась, глядя, как он разит чудовищ тьмы одного за другим, как они бьют в ответ, поражая его снова и снова – но их удары не наносят ему вреда. Изломы доспеха сглаживаются, а раны рыцаря зарастают, свет бьется вокруг него и вместе с ним, они стали единым целым. И Ривен почувствовала, как сердце воина стучит в унисон с ее сердцем.

Взмахнув крыльями, она точным ударом свалила уродливую двухголовую тварь, и двинулась дальше по склону горы.

 

Она сражалась и видела, как павшие герои, окруженные сиянием света, встают и вступают в бой на ее стороне. Слышала, как в непробудной тишине одно за другим пробуждаются человеческие сердца и начинают стучать в едином ритме. Боевые кличи неслись отовсюду, сливаясь в единый хор; стальные клинки и палицы одна за другой взлетали и рушились на врага.

Армии ночи, поредевшие и разбитые, отступали в глубины земли. Разрозненные полки прятались низинах, в еще покрытых тьмой, в глубоких расщелинах и провалах, в складках ландшафта у подножия великих гор.

Ривен устало оперлась о статую демонического лорда, каменная голова которого упала неподалеку, снесенная с плеч. Минуту назад он был жив и яростно сражался, но лучи солнца окаменили мертвое тело и превратили в надгробный памятник… самому себе.

Ангел двинулась вниз, сложив крылья за спиной. И алеющая заря стекала вслед за ней по отрогам гор, освещая некогда полные жизни холмы, равнины и луга, ныне покрытые пеплом и золой. Однако с каждым шагом Ривен, сквозь них пробивалась чистая и яркая зеленая трава.

 

Мальчик стоял на берегу ручья и жадно вглядывался наверх, взгляд его искал кого-то там, на вершине горы, где завершался доблестный бой.

– Мой отец ушел в горы сражаться, – гордо сказал мальчик. – Он обязательно победит и вернется!

 Всего семь лет, а уже выбрал путь света. Он полон веры и надежды. Ривен кивнула ребенку, чувствуя, как улыбка тронула губы.

– Когда-нибудь я пойду туда и сражусь с порождениями тьмы! – воскликнул мальчишка, приняв ее реакцию за насмешку. – Сражусь и побежу!

– Не сомневаюсь в этом, – без тени улыбки ответила Ривен. Ведь теперь она увидела, что у мальчика та же родинка в форме птицы на щеке, что и у воина наверху…

 

«Люди», думала Ангел с гордостью, продолжая свой путь к подножию великих гор. «Они хрупки и слабы по сравнению с нами, но сколько силы и веры в их сердцах! С самой зари времен люди вступают в бесконечные битвы Порядка и Хаоса, и каждый делает собственный выбор: на какой из сторон сражаться… Мы с Демоном возглавляем и ведем эти вселенские силы, но именно люди становятся светом и тьмой в наших рядах».

Былинки в противостоянии вселенских начал, жизнь людей полна борьбы. Но их выбор должен быть мудрым: ведь Хаос использует своих воинов, как пушечное мясо, и лишь Порядок дарует им смысл в жизни.

 

– Свет…

…ничто без Тьмы, – вкрадчиво сказал тихтий голос.

– Прочь из моей головы, демон!

 

Ангел подняла свой сверкающий меч и двинулась вперед, к темнейшему провалу, который вел в саму преисподнюю. Силы света стягивались к этому месту вслед за ней. Они уже очистили мир от Хаоса и его порождений.

– Теперь мы спустимся в саму бездну, в самое сердце тьмы, и там сразимся с ней, чтобы победить!

Хор неисчислимых армий вторит Ривен, и она, расправив крылья, шагает в провал.

 

– День падет перед ночью!

– Да, Демон. Но после придет рассвет – и победит тьму.

 

 

 

– Рассвет победит тьму!

– Но наступивший день – вскоре падет перед силой ночи.

 

Цветущий пейзаж раскинулся у подножия великих гор. Просторы, залитые солнечным светом, леса и поля – повсюду царила жизнь.

Но вдруг в самом низу горных расщелин, в самых сумрачных и темных провалах вздыбилась тьма. Она разлилась, как океан, выходящий из берегов, и захлестнула благодатные земли. Вал мрака прокатился по миру, словно карающий меч. Гигантские волны накрыли низины, затем равнины, леса и холмы. В этих волнах бесновались мириады порождений ночи, они повсюду пожирали жизнь и гасили остатки света. Целые легионы крылатых демонов облепили горные склоны; исполинские змеи исполосовали чешуйчатыми телами склоны, поднимаясь вверх; гротескные твари вгрызались в самое тело гор. Тысячи пик и палиц крушили все живое, и свет испуганно жался к небу, оставив земли тьме.

 

На гребне черной волны выделялась аспидная точка: крошечная, она, тем не менее, была самим средоточием Тьмы. И те, кто отважились заглянуть в глаз бездны, увидели самурая с мечом в руках. Крылатая демоническая фигура возглавляла все воинство хаоса. Ужасные лики демонов, ощетинившиеся ряды наконечников и клинков громоздились у него за плечами и множились, теряясь в бесконечной тьме.

– Я привел сюда хаос, который очистит мир от порядка! – воскликнул самурай, и голос его прогремел, сотрясая горы. Легионы воинственным кличем поддержали его слова, и весь мир содрогнулся от их мощи.

– Начнем танец, Ангел, – прошептал он, и, распахнув свои крылья, двинулся вверх. И армии света в страхе бежали прочь.

 

Ясуо сражал одного рыцаря за другим. И поднимаясь по склону великой горы, повсюду встречал человеческие поселения и храмы. Порядок заполнил весь мир, везде понастроил свои лживые убежища и ввел свои унылые правила. И теперь, когда тьма наконец возвращалась, на каждом шагу встречались бегущие люди, которые тщетно пытались спастись; и те, кто сражался, безнадежно пытаясь защитить свой гибнущий мир. Но были и те, кто не сражался и не бежал.

 

Мальчик стоял на берегу ручья и жадно вглядывался наверх, взгляд его искал кого-то там, на вершине горы, где кипел яростный бой.

– Мой отец ушел сражаться, – гордо сказал мальчик. – Он обязательно победит и вернется!

Всего семь лет, а уже выбрал путь света. Он полон веры и надежды, что отец вернется живым. Ясуо отрицательно покачал головой, чувствуя, как грустная улыбка тронула губы.

– Когда-нибудь и я поднимусь туда, и сражусь с порождениями тьмы! – воскликнул мальчишка, приняв его сочувствие за злую насмешку. – Сражусь и побежу!

– Не сомневаюсь в этом, – без тени улыбки ответил Ясуо. – До встречи на вершине горы, человек.

 

Демон сражался и видел, как гордые чемпионы, окруженные сиянием света, падают, сраженные превосходящими силами хаоса. Он слышал, как сердца защитников стихают одно за другим. Гордые боевые кличи смолкали, и только черные алебарды и топоры хаоситов без устали взлетали и рушились на врага.

«Люди», думал Ясуо с горечью, продолжая свой путь к вершине великой горы. «Они хрупки и слабы по сравнению с нами, но сколько силы и веры в их сердцах! С самой зари времен люди вступают в бесконечные битвы Порядка и Хаоса, и каждый делает собственный выбор: на какой из сторон сражаться… Мы с Ангелом возглавляем и ведем эти вселенские силы, но именно люди становятся светом и тьмой в наших рядах».

Былинки в противостоянии вселенских начал, жизнь людей полна борьбы. Но их выбор должен быть мудрым: ведь Порядок обманывает людей, сулит им смысл в жизни, а делает из них рабов. И только Хаос дает истинную свободу.

 

– Тьма…

…всегда блекнет в лучах Света, – прошептала тишина.

– Не лезь в мои мысли, Ангел!

 

Гора была захвачена снизу доверху, от армий света не осталось практически ничего.

Последний защитник, сильнейший чемпион порядка, все еще сражался, один против полчищ ночи. Он разил темные создания, но они яростно били в ответ, поражая его снова и снова – проламывая сверкающие доспехи, затупляя его меч. И Ясуо почувствовал, как в сердце воина побеждает обреченность.

Демон смотрел, как герой падает сначала на одно колено, роняет меч и валится на землю. Последний воин людей, проигравших эту войну. Мужчина в изломанных доспехах лежал на камнях, безжизненный и серый, с печатью смерти на лице. Губы его шевельнулись, и рыцарь вымолвил с отчаянием:

– Тьма всесильна… А ведь мальчишкой я верил в победу света….

Ясуо коснулся его крылом непроглядной темноты.

– Свет лишь испуганный вскрик вселенной, дрожащей от страха перед вечной тьмой, – кивнул он. – Ты зря поверил в него. Смотри, как отступают и гаснут последние искры порядка. Найди в своей душе силу признать, что ты проиграл и сейчас умрешь.

Умиравший плюнул Демону под ноги. Свет в его глазах так и не померк, но тьма окутала рыцаря, словно душащий саван. Ясуо смотрел на него без сочувствия, но с легкой печалью.

Ведь у рыцаря была та же родинка в форме птицы на щеке, что и у мальчика внизу…

 

Демон воздел свой пылающий меч и двинулся вперед, к сверкающему лучу света, ведущему в самое сердце небес. Силы ночи стягивались к вершине горы вслед за ним. Они уже очистили мир от Порядка и его рабов.

– Теперь мы поднимемся в небеса, в самое сердце света, и там сразимся с ним, чтобы победить!

Хор легионов тьмы вторит Ясуо, и он, расправив крылья, взлетает вверх.

 

– Рассвет победит тьму!

– Да, Ангел. Но наступивший день – вскоре падет перед силой ночи.


2 months ago